В стране

Банкротство физических морд

Захотят ли воротилы финансового бизнеса признавать себя несостоятельными должниками?

Вступивший в силу 1 октября Закон о банкротстве физических лиц (точнее — десятая глава федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)») остается одной из главных тем месяца, ведь почти полмиллиона россиян подпадают под формулировки десятой главы. Однако возиться с судебным делом ради скромных с точки зрения вечности сумм пока никто из банкиров — основных кредиторов населения — не планирует. Исключения делаются только для отдельных граждан, которые не только задолжали по самые уши (чаще всего через поручительство по долгам своих юрлиц), но и владеют достаточно соблазнительными активами. Несколько таких заявлений уже поступили в суды.

Театр одного банкрота

Первой ласточкой стал Владимир Кехман — бизнесмен, художественный руководитель Михайловского театра в Санкт-Петербурге и одновременно генеральный директор Новосибирского театра оперы и балета, как выяснилось, должен Сбербанку более 4,5 млрд руб. Холдинг Кехмана JFC, который когда-то был одним из крупнейших импортеров фруктов в Россию, погряз в долгах, а поручителем по его кредитам выступал лично Кехман. Сейчас подразделения JFC находятся в стадии банкротства, не избежал этого, как видим, и владелец бизнеса.

Интересно, что сам Кехман с энтузиазмом поприветствовал иск Сбербанка: «Надеюсь, что и остальные банки-кредиторы присоединятся к этому иску. Остается сожалеть только о том, что этого не произошло раньше. Аналогичное решение суд в Лондоне принял в отношении меня три года назад».

Судебные тяжбы вокруг Кехмана ведутся давно, впечатляет список уже отобранных по суду активов: бизнес-центр «Аэроплаза» возле питерского аэропорта Пулково (иск Сбербанка), Фрунзенский универмаг в Петербурге (иск Сбербанка), банановые плантации в Эквадоре (иск Банка Москвы)… Кредиторы Кехмана с нетерпением ждут продолжения этого списка.

Лужковское эхо

Еще одна великолепная фигура из числа потенциальных банкротов, против которых уже поданы соответствующие иски, — уроженец Баку Тельман Исмаилов, известный москвичам по легендарному «Черкизону», а туркам — по самому дорогому отелю Азии «Мардан Палас». Там вообще сложилась комичная ситуация: иск против владельца несуществующего «Черкизона» и друга Лужкова подал уже практически не существующий Банк Москвы, «кошелек Лужкова».

Уже после отставки друга и благодетеля Банк Москвы выдал три кредита группе АСТ, основным владельцем которой считается Исмаилов. Цена вопроса — 230 млн долларов, но с учетом процентов сумма выросла до 286 млн долларов, поскольку деньги так и не были возвращены. Поручителем по кредитам своего холдинга выступал сам Исмаилов, соответственно, на его личные активы может быть наложено судебное взыскание. В банке резонно полагают, что «поскольку Исмаилов Тельман Марданович в течение длительного времени не исполняет денежные обязательства, можно сделать вывод, что он является неплатежеспособным». У неплатежеспособного гражданина Государства Израиль Исмаилова, кстати, имеется роскошный дворец в Сколково; другой вопрос, что времени переоформить недвижимость у него хватало, а способы утаивать имущество нашими олигархами освоены в совершенстве. Тот же турецкий «Мардан», по словам самого Исмаилова, принадлежит его маленькому внуку, которого, кстати, тоже зовут Тельман. Внук за деда не отвечает.


Подпишитесь на рассылку