В мире

Российские военные доставили в Сирию крупную партию гуманитарной помощи

Российские военные поддержали беженцев одного из лагерей в провинции Дамаск, где проживают несколько тысяч мирных сирийцев, в том числе много детей. Специалисты доставили две тонны продуктов. К гуманитарной акции подключились и наши медики. Врачи провели консультации и выдали необходимые лекарства и витамины.

На трех матрасах ютятся впятером. Быт не то что скромный — без элементарных удобств. Приспосабливаются, как могут. На улице моют посуду в кастрюлях. Дети выросли в этих условиях — другого себе и не представляют: уже сами наловчились, например, стирать в большой банке из-под майонеза.

Я и моя семья из Месрабы, это в Восточной Гуте. Мы долгое время не могли вернуться домой, потому, что у мужа не было работы, теперь он нашел там работу, и мы надеемся, что скоро уедем из этого лагеря домой, — рассказывает Рима Шейх Эбзени.

До войны это был детский оздоровительный лагерь. Но с началом боевых действий превратился в лагерь для беженцев. Сегодня российские военные привезли сюда продуктовые наборы. Один пакет — в одни руки. По сирийской традиции — очереди две: женская и мужская.

Сегодня российским Центром по примирению враждующих сторон проведена гуманитарная акция в лагере Адра-Дуэр. В ходе акции было выдано две тонны продовольствия. В состав наборов входит рис, сахар, мука, чай, — рассказывает начальник группы по формированию и доставке гуманитарных грузов Эдуард Титов.

Пока на улице идет раздача продуктовых наборов, в корпусе российские медики развернули медпункт. На прием выстраивается очередь. Здесь можно не только получить консультацию, но и назначение, а также бесплатные лекарства.

Витамины приходится выписывать каждому второму — неполноценное питание дает о себе знать. В очередь в медкабинет стоят и дети — чаще всего с ОРВИ, и взрослые.

Мне выдали лекарства для давления, от боли в спине, и витамины. Я очень благодарна. У меня низкое давление в последнее время. Хорошо, что российские медики к нам сюда приезжают. Мы их всегда ждем, — говорит Малак Баккар.

В этом лагере около 2000 беженцев. Очень много детей. Учатся здесь же — один из корпусов лагеря — это школа. У второклашек урок арабского языка. На улице же, окружив российского офицера шумной толпой, дети пытаются выучить русские слова.