В мире

В Астане во вторник начнутся переговоры о будущем Сирии и Ближнего Востока

Во вторник в столице Казахстана Астане пройдут первые переговоры о политическом урегулировании в Сирии между представителями правительства Башара Асада, сирийской оппозиции, России, Турции и Ирана. Главная идея переговоров: заставить вести переговоры тех, кто годами друг в друга только стрелял.

За стол без автоматов

До сих пор точно не известны ни формат двухдневных переговоров, ни точное количество участников, ни его детали предложений сторон. Однако можно предположить, что главной темой станет введенный еще 30 декабря в Сирии режим прекращения огня — добиться его удалось при посредничестве России, Турции и Ирана; перемирие стало результатом двухмесячных переговоров между сирийским правительством и повстанцами. Его гарантом выступили Россия и Турция, которые в настоящее время ведут общую военную операцию против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

Переговоры в Астане должны продемонстрировать новое партнерство, которое возникает в ситуации конфликта в Сирии. Россия — «председатель» переговоров — ставит собой цель не только выступить как ключевой игрок на Ближнем Востоке, но и обозначить красные линии для экстремистов, ищущих возможности дестабилизации в Центральной Азии, — считает аналитик Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

Известно, что на переговорах будет присутствовать специальный посланник ОНН по Сирии Стефан де Мистура. Переговоры пройдут в отеле Rixos President Astana за закрытыми дверями, однако сохраняется надежда, что журналистам откроют их детали во время пресс-конференции. Россию на переговорах представляет директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД Сергей Вершинин.

Делегацию сирийской оппозиции возглавит Мухаммед Аллюш — один из руководителей группировки «Джейш аль-Ислам» — сирийской радикальной исламистской группировки, воевавшей как против правительственных войск, так и против ИГ.

Лидер группировки, который впервые встретится со своими противниками не на поле боя, настроен решительно и заявил в интервью турецкому агентству Anadolu незадолго до переговоров, что боевики сирийских оппозиционных группировок намерены возобновить войну, если их делегации не удастся добиться желаемых результатов.

По словам главы МИД России Сергея Лаврова, встреча в Астане станет встречей действительных участников конфликта: «Это встреча людей, которые с оружием в руках контролируют конкретные территории». Как ранее сообщало Минобороны, со стороны оппозиции к перемирию присоединились семь группировок — «основные силы вооруженной оппозиции», контролирующие значительную часть территории Сирии.

В свою очередь агентство ТАСС сообщает, что делегация сирийской оппозиции на переговорах в Астане представлена 12 группировками. Пять из них уже присоединились к договоренностям о перемирии. Среди них «Джейш аль-Ислам», «Джейш Идлиб», «Джейш аль-Муджахидин», «Фейлак аш-Шам» и «Аль-Джебхат аш-Шамия». Присоединившиеся к перемирию «Ахрар аш-Шам» и «Суваги аги-Шам» не прислали свои делегации.

В переговорах также участвуют группировки, не поддержавшие режим перемирия. Это «Джейш аль-Изза», «Джейш ан-Наср», «Шухада аль-Ислам», «Аль-Фирка ас-Сахилия аль-Уля», «Сукур аш-Шам», «Аджнад аш-Шам» и объединение «Фастакем».

О проведении переговоров в Астане президент России Владимир Путин договорился с турецким лидером Реджепом Эрдоганом еще в середине декабря прошлого года.

Как отмечал Путин, новая площадка в Астане может дополнить женевский формат. Начало же нового раунда переговоров в Швейцарии ожидается 8 февраля. Инициатива была поддержана президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, который после смерти главы Узбекистана Ислама Каримова фактически стал неформальным лидером всего региона Центральной Азии.

Боевики не делятся

По данным Минобороны РФ, приглашенные в Астану полевые командиры оппозиции представляют силы около 65 тыс. боевиков. «Это та реальная сила, которая, собственно, и воюет», — говорит высокопоставленный собеседник в структурах военного ведомства.

По его словам, российская сторона рассчитывает, что по результатам переговоров будет создан орган, который займется подготовкой новой сирийской конституции, а также будет согласован механизм ее одобрения — референдум или другие инструменты. «С каждым днем появляется все больше и больше тех структур, которые хотели бы режима перемирия и включения их в процесс переговоров в Астане.

В конце концов, мы все вместе должны бы понять, что в Сирии идет две войны — война с терроризмом, которую все видят как основную, и гражданская война, — объясняет собеседник издания.

Он отмечает, что ранее Россия призывала США разделить противников правительства — на оппозицию, которая представляет недовольных, но договороспособных граждан Сирии, и тех, с кем договариваться недопустимо ни при каких условиях. «В результате мы вынуждены были в конце прошлого года сделать все сами. В частности — в тяжелейшей операции в Алеппо, где самые большие сложности были в основном в переговорах с разными религиозными и национальными силами. В процессе нашей операции идет все больше и больше кристаллизация инородных тел — иностранных наемников. Они не приживаются в рядах вооруженной оппозиции, они все меньше и меньше находят для себя места».

В сегодняшних условиях перспективы для сотрудничества с Западом есть, отмечает собеседник «Газеты.Ru». «Потому что Турция является членом НАТО, а уровень сотрудничества, который у нас сегодня есть с Турцией, — достаточно высок. И я думаю, что мы будем его развивать. Очень надеемся, что в ближайшее время у нас появится такая возможность и с другими коллегами. Здесь у нас огромное поле для работы», — говорит источник.

По его мнению, начать сотрудничество можно с согласования всех полетов в небе над Сирией, а затем перейти к обмену координатами целей, особенно на востоке страны — вокруг Ракки. Эта провинция считается столицей ИГ.

Тегеран пишем, США в уме

Перед началом основного раунда переговоров мировая пресса обратила внимание на разногласия, возникшие между Россией и Ираном в отношении представительства США в Астане. Иранская сторона была настроена категорически против участия США в переговорном процессе, в то время как Россия пригласила представителя Госдепа к участию в переговорах. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что Иран «усложняет» ситуацию, выступая против присутствия американцев.

Ситуация очень сложная: есть Иран, важный игрок в сирийском вопросе, и иранцы не приветствуют США. Это очень сложный вопрос для очень осторожной игры, — сказал Песков.

В Иране опасаются, что США могут пошатнуть их позиции в Сирии, которой они в течение долгих лет оказывали поддержку финансами и военными средствами. В то же время резкие заявления Ирана в отношении США могут быть продиктованы другим обстоятельством: Тегеран крайне обеспокоен позицией президента США Дональда Трампа, негативно оценившего ядерную сделку с Ираном, заключенную предыдущей администрацией Барака Обамы вместе с другими странами, включая Россию.

Многие эксперты отмечают, что Иран и Россия в Сирии являются только тактическими союзниками и преследуют разные цели.

Тегеран заинтересован в сохранении власти Башара Асада. Москва не столь сильно заинтересована персонально в Асаде, однако ей важно сохранить свое военное и политическое влияние в Сирии.

Политолог Карасик из Gulf State Analytics прогнозирует, что работа Москвы и Тегерана над планом политических реформ в Сирии будет сложной: «Иран ужесточает позицию после смерти Рафсанджани (один из ведущих руководителей Ирана. — «Газета.Ru») и усиления позиций консерваторов».

США решили не отправлять целую делегацию на переговоры, позицию Вашингтона в Астане будет представлять посол страны в Казахстане Джордж Крол. Представитель Госдепартамента США Марк Тонер объяснил отсутствие более статусных представителей сменой администрацией, идущей сейчас в Вашингтоне. Крол — опытный карьерный дипломат, многие годы работающий на постсоветском направлении и в свое время занимавший должность помощника спецпредставителя администрации США по странам бывшего СССР.

Однако, несмотря на послужной список Крола, решение ограничиться послом может означать, что администрация Трампа пока дистанцируется от слишком активного участия в сирийском урегулировании. Карасик из Gulf State Analytics предлагает подождать реакции администрации Трампа на итоги переговоров в Астане: «Эта дискуссия станет отправной точкой для нового президента и его генералов, с которой они начнут движение после победы над ИГ».