В стране

В Москве сегодня прощаются с Романом Карцевым

Человек, который умел смеяться и над собой, и над действительностью, а вместе с ним смеялась и вся страна. Яркий, неповторимый, с тонким юмором и ранимой душой. В столице сегодня прощаются с Романом Карцевым, одним из выдающихся эстрадных артистов. Он скончался на 80 году жизни. В Центральном доме литераторов собрались, родственники, друзья, коллеги и сотни людей, которые не знали его лично, но любили и восхищались талантом, потому, что Романа Карцева нельзя было не любить. 

Много невероятно теплых светлых и важных слов сегодня говорят те, кто пришел в дом литераторов. Страна прощается с Романом Карцевым. Мастер того самого одесского юмора, способного рассмешить до коликов. Того, который быстро разлетается на цитаты и живет в каждом доме.

Но это мы, зрители, вспоминаем его знаменитых раков, которые вчера по пять, а сегодня по три. Великолепные миниатюры об эпохе дефицита, в которых каждое слово – смех сквозь слезы. Это для нас. Зрителей, он навсегда хоть и наглый, но харизматичный Швондер из «Собачьего сердца».

А друзья и близкие Романа Карцева вспоминали сегодня о том, каким он был вне сцены. Очень трогательные слова сказал о Карцеве Михаил Жванецкий.

У Ромы был такой талант – он мог смешить, не взирая на цензуру, он сам был смешной, выглядел смешно, умел говорить так, держать паузу, он умел быть смешным всегда. Он, конечно, был клоуном, но клоуном нового типа, который мог разговаривать и грустно, и весел. Я думаю, это было новое слово на эстраде, – отметил Жванецкий.

Как было сказано в одном известном советском фильме: человек, который прошел путь от артиста из народа до народного артиста. Воистину великий, воистину народный, – сказал Аркадий Инин.

Он же серьезно не относился ни к критике, ни к тому, что писали. Он сам себе критика, сам себе судья, сам себе выносил приговоры. Ему очень нравилось то, что он писал, он сам стал писать, ему очень нравилось. Он занимался этим с такой радостью, – добавила Клара Новикова.

И ведь только он так умел – зал уже ползает от смеха, а он с серьезнейшим лицом стоит на сцене. Умел импровизировать. Был невероятно лучезарным человеком. Но при этом Роман Карцев изначально не хотел быть артистом. В юмористы его, наладчика швейных машин по специальности, привела, кажется, сама порода – обаятельного одессита. 

Подпишитесь на рассылку