В стране

Знаменитый и ранее сверхсекретный Курчатовский институт празднует юбилей

Открытия, которые опережают время на десятилетия, уникальные разработки и самые лучшие специалисты. В эти дни юбилей отмечает легендарный Курчатовский институт — один из крупнейших научных центров России. 75 лет назад все начиналось со «сверхсекретной лаборатории №2», там и был заложен фундамент всей атомной отрасли страны.

Приставка «мега» к этой установке не для красного словца. Нейтронный реактор ПИК в Гатчине — исследовательский город в городе. Здесь будут создавать материалы будущего, идти к победе над неизлечимыми болезнями, обеспечивать прорывы в российской науке. К пуску, запланированному на конец 2018-го, готовились не один год.

Нужно целить в завтрашний день. Если мы будем целить в сегодняшний, мы промахнемся. Чтобы все это дело заработало через год, через три, через четыре, нужно готовиться вчера. Вот, мы готовимся, — рассказывает руководитель отделения молекулярной и радиационной биофизики ПИЯФ НИЦ «Курчатовский институт» Андрей Коневега.

ПИК заморозили еще в 70-х после аварии на Чернобыльской АЭС. Когда в 2011 году работы возобновили, не было сомнений, кто возглавит научную часть проекта — Курчатовский институт.

В этих стенах зародилась атомная энергетика, управляемый термоядерный синтез, ядерная медицина. Здесь изобрели первые в мире токамаки — установки для удержания плазмы. Институт положил начало российскому атомному подводному флоту, первому и единственному в мире — атомному ледокольному.

Пионеры почти во всех научных сферах — так называли ученых Курчатовского института. Они опережали время порой на десятки лет. Их достижения представили на фотовыставке в Москве. Вот так, неспешным шагом можно изучать историю отечественной передовой науки. Здесь, конечно, далеко не все идеи. Иначе и за день не управишься.

Ко многим разработкам Николай Евгеньевич Кухаркин приложил руку лично.

Секретность была очень сильная. В комнату соседнюю войти было нельзя, только в своей комнате работать, — вспоминает советник президента НИЦ «Курчатовский институт» Николай Кухаркин.

В институт он попал в 1952 году. Теперь со старожилами называет его по-семейному — «курчатник». Действительно, для многих он был вторым домом. Где пропадали сутки напролет.

Вот у меня был начальник, мы с ним занимались гимнастикой. Он говорит: «Коля, давай все бросим, пойдем сегодня на гимнастику». Но всегда не удавалось. Пришлось все-таки забросить, — рассказывает советник президента НИЦ «Курчатовский институт» Николай Кухаркин.

Коллектив «курчатника» прошел через многое. Чернобыльская катастрофа — когда собственное детище вышло из-под контроля. 90-е — когда месяцами не выплачивали зарплату. Отток кадров за границу. Вдохнуть новую жизнь удалось в нулевых. Всемирно известный Курчатовский институт преобразовали в национальный исследовательский центр. Здесь создали атомные батарейки для целых арктических городов, разрабатывают ядерный двигатель для космических полетов, расшифровали русский геном и учат роботов думать. И неожиданный проект с Пушкинским музеем. Попытка поговорить с теми, кто молчит больше трех тысячелетий. С помощью современной техники узнать, как жили люди в Древнем Египте, чем болели, как выглядели. И главное — открыть новые горизонты.

У нас сегодня происходит слияние гуманитарных и естественных научных знаний, которые 300 лет разделилось на две самостоятельные ветви. Казалось бы, Курчатовский институт. Так же ярко, как он высвечивал в свое время, вычерчивая контуры ядерного прорыва, точно так же он смотрит в сторону культуры, искусства и живой жизни, — отмечает президент НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук.

Жизнь Курчатовского института не обходится без участия в ведущих мировых проектах. ЦЕРН — Европейский Центр ядерных исследований. ИТЭР — термоядерный реактор во Франции. Знаменитый «курчатник» теперь не только атомное сердце России. Еще и мозговой центр, где про мечты всего человечества, как и 75 лет назад говорят — «дело техники».

Подпишитесь на рассылку